5 мая 2014 г.

"Суфле" Aslı E. Perker.


Вы себе не представляете,  какими богатствами меня сегодня одарили!
Пошла я за советом по поводу тонкостей турецкого языка к одному очень опытному переводчику к - olya_bale
А она мне кроме языковой помощи, еще таких жемчужин надарила.
Я просто настаиваю, чтобы вы это прочитали!
Это эксклюзив, на русском этот роман только у Оли, больше его нигде нет и возможно к сожалению не будет:(
Поэтому читайте, читайте!
Картинок для привлечения внимания ставить не буду, не могу подобрать:)

Оля последнее время занималась переводом романа "Суфле" турецкой писательницы Aslı E. Perker.
Это чудо роман с кулинарным, гастрономическим уклоном.
Таких вкусных вещей я давно не читала.
К сожалению, книга хоть и переведена на русский, издаваться будет на Украине, на украинском:(
Здесь, в России Оле пока не удалось найти заинтересованного издателя.
А ведь книга чудесная и как раз в тренде!
<b>Если у меня в друзьях есть издатели или те, кто имеет связь с издательством, огромная просьба посодействовать!
Не справедливо, если такая вкусная книга пройдет мимо российских читателей.
Всем кто любит Питера Мейла, Джоан Харисс и подобное.
Делюсь  с вами этим эксклюзивным чудом!

Коротко о самом романе, чтобы было понятно, о чем он вообще:

* Увидев это название, не думайте, что это кулинарная книга. Кухня является одним из главных героев этого романа, но роман совсем не об этом. Три крупных города - Стамбул, Нью-Йорк и Париж. Три совершенно не связанных между собой человека - жительница Стамбула Ферда, парижанин Марк и жительница Нью-Йорка Лилия. Их объединяет лишь одно - они именно на кухне пытаются найти покой и забыть обо всех превратностях своей жизни.
* Турчанка Ферда - типичный образ турецкой домохозяйки, у нее сложные отношения с матерью. Развязка жизненного узла Ферды шокирует каждого читателя.
* Лилия из Нью-Йорка - филиппинка со своей горькой историей. Ее муж - коренной американец, в свое время они усыновили двух детишек из Вьетнама. Лилия не чувствует себя защищенной и любимой. Виной всему - ее американская семья.
* Парижанин Марк в полном отчаянии после внезапной кончины своей супруги. Он горюет в полном одиночестве,
неподдельная тоска по счастливым дням приводит его на кухню.
* Мастерство писательницы заключается в том, что она очень правдиво, без преувеличений и излишней напыщенности описывает три жизненных драмы. Человеческие страдания, семейные конфликты, подлость, преданность, доброта, искренность, тоска, надежда на светлое будущее - обо всем этом изящно написано в романе "Суфле".

Название этого романа очень символично. Приготовить достойное суфле невероятно сложно. Осторожно доставая готовое суфле из духовки, будьте готовы к тому, что в любую секунду его пышная верхушка может опасть. Суфле - это символ человеческой души. Сломанной души...


Отрывки из Романа 'Sufle' Aslı E. Perker




Каждый раз Ферде казалось, что она отправляется не на базар, а в короткое путешествие в небольшой, ранее неизведанный городок или поселок.
Она обожала переходить от одного прилавка к другому, подолгу останавливаться перед ними.
Ее совершенно не интересовала страсть к вещам,которой в последнее время страдали многие женщины.
Ферду вел по базару особый аромат, она непременно находила то, что ей было нужно, черпая вдохновение в изобилии и разноцветье овощей и фруктов. Ведь для нее было очень важно, чтобы каждая поданная тарелка с едой была похожа на натюрморт.
Сарма из виноградных листьев должна блестеть, как полированная, а петрушка выглядеть так, как будто ее только что сорвали с грядки. Сочетание вкусов продуктов должно быть гармоничным, как звуки симфонии. Ни в коем случае нельзя добавлять ничего лишнего, все ингредиенты должны служить единой высокой цели.
Помидоры прекрасно дополнят кисловатый привкус блюда из баклажанов, а щепотка корицы в мясном блюде в течение всего дня будет оказывать успокоительное действие. Если выдержать идеальную пропорцию кумина в котлетном фарше, то это не только положительно отразится на вкусе котлет, но и будет способствовать улучшению работы желудка. Присутствие в блюде излишнего количества томатной салчи можно сравнить с излишним макияжем на лице.
Ферду возмущали те хозяйки, что пользовались дешевыми уловками, чтобы придать красоту блюду, точь-в-точь как они поступали со своими лицами при помощи румян и помады.
Разумеется, друзья Ферды ошибались, когда говорили о том, что в ее блюдах присутствует какой-то совершенно особый вкус.Нет, нет, этот вкус на самом деле придает пшеничная мука высшего сорта, и не та, что куплена в магазине, а привезенная из деревни. Ясное дело, что и запах тарханы для супа будет другим, тем более, что ее делали с добавлением перца,привезенного из самой Урфы.
Не было никакого секрета и в приготовлении ароматного тушеного мяса, просто Ферда добавляла в него несколько листочков липы. Кисловато-сладкий привкус липы оказывал благотворное влияние на гостей,погружал их в сладкую истому.
С приходом больной матери в доме царила обстановка угнетения и безысходности, и на базаре Ферда пыталась найти для себя хоть малейшее утешение.
Два раза в неделю в разных кварталах устанавливались базарные ряды, именно туда и направлялась Ферда. У нее не было теперь возможности, как раньше, подолгу выбирать свежайшие продукты, но само присутствие поблизости от торговых палаток помогало ей собраться с мыслями, становилось даже легче дышать. Ферда знала, в ее адрес будут смеяться, если она кому-то признается, что цветки кабачка вселяют в нее умиротворение, вот почему она, в большинстве случаев, глубоко в душе скрывала свои эмоции и переживания.
Возможно, только процесс приготовления любимых блюд ее родных и близких, мог принести Ферде ощущения покоя и счастья. Сын Джем обожал артишоки, дочка Ойкю – любые разновидности сармы, любимым блюдом мужа Синана была мусака. Готовя именно эти блюда, Ферда ощущала, как ее сердце наполняется любовью, даже руки начинали дрожать от волнения.

****

Однажды Несибе Ханым высказала желание отведать старинное османское блюдо из бараньего ошейка со сладкой начинкой. Выяснив, что дочка не знает рецепта, Несибе Ханым с чувством полного разочарования заявила:
- Ты никогда не готовила такой ошеек?
- Нет.
- А ведь это самое любимое блюдо Синана.
При этом Синан никогда не любил и не понимал ценность подобного яства. Оно делалось из ошейка барана или ягненка, щедро сдобренного апельсинами, сухофруктами, орешками, корицей и прочими пряностями. Синан просто не хотел обижать свою тещу, поэтому всегда нахваливал ее стряпню. Что касается сладкого ошейка, теща всегда подавала его на большой тарелке, украсив сверху палочками корицы. Синан помнил, как в первый раз волновался, сможет ли он скрыть подкатывавшую к горлу тошноту при виде этого блюда, но стоило только попробовать первый кусочек, как оставшаяся на тарелке порция съелась без проблем. Синан раз похвалил тещу за угощение, другой раз, третий
В итоге, Несибе Ханым уверовала в то, что отныне и навсегда любимым блюдом Синана,  безусловно, является сладкий ошеек и традиционно готовила это блюдо на каждый Курбан-байрам.
Почему именно сегодня Несибе Ханым захотелось такого непростого в приготовлении кушанья?
Ферде сейчас казалось, что мать встанет с кровати, отправится на кухню, там наденет на себя фартук и сама займется приготовлением. Конечно же, ради любимого зятя!
И действительно, Несибе Ханым уже облокотилась на левую руку с намерением встать с кровати, но вместо этого опять запричитала: «Ах, ах, разве заслужила ты, Несибе Ханым, такой жизни? Была б ты сейчас здорова, мигом бы приготовила ошеек, а сейчас ты даже не можешь выпрямиться самостоятельно».
Горючие слезы уже текли по ее бледным щекам. В какой-то момент сердце Ферды наполнилось печальной нежностью, но тут же пришло осознание того, что всю свою жизнь ей пришлось быть зрителем в театре одного актера, где все роли исполняла Несибе Ханым, вот почему жалость к матери длилась недолго.
Ферда ушла на кухню за ручкой и листком бумаги, после чего вернулась к матери, уселась на пол возле кровати, прикоснулась к материнской руке и спокойным голосом сказала:
- Ничего страшного, мамочка, ты мне расскажи, а я приготовлю.
Несибе Ханым в слезах принялась объяснять рецепт.
- Ты отваришь ошеек, но хорошенько, чтобы он как следует разварился. Варить будешь его в разных водах, не в одной. Надо несколько раз сливать бульон и заливать мясо новой водой.
Потом разберешь мясо на мелкие кусочки и опять отправишь его в кастрюлю, нальешь сверху воды, добавишь сахарку, лимончик, а потом добавишь туда апельсины, корицу и гвоздику.
Все это надо притушить, пока не выкипит жидкость. Потом добавишь изюм, чернослив, курагу, не забудь про корицу. И опять оставишь тушиться. Самое главное - следить, чтобы не пригорело.
Вот когда уже все сварится, выкладываешь мясо на большую тарелку и посыпаешь сверху миндалем и фисташками. Пока не остыло, можно и подавать.
Ферда записала рецепт вкратце, не уточняя сколько ложек сахара, сколько корицы и сколько штучек кураги следует добавить в кастрюлю с мясом.
Лучше было не спрашивать, иначе Несибе Ханым погрузилась бы в мельчайшие подробности, в которых Ферда совершенно не нуждалась. Она обладала талантом довести любое, даже доселе неизвестное блюдо, до совершенства.
Ферда была настоящим кулинарным мастером, она знала, что и в каком количестве следует добавить, чтобы получилось вкусно, даже не снимая пробу с блюда. Несибе Ханым, объясняя рецепт сладкого ошейка, немного успокоилась, у нее высохли слезы.
Мысли об ошейке еще больше распалили ее аппетит, о чем сигнализировало усилившееся клацание вставных зубов.
- Мама, хочешь, я тебе принесу фасоль в оливковом масле?
- Не откажусь, Ферда. А йогурт есть? Если есть, положи ложечку.
Несибе Ханым не имела манеры довольствоваться имеющимся в наличии, она непременно нуждалась в чем-нибудь дополнительном.
Захочется ей йогурта – попросит добавить в него щепотку сахара, захочется ей десерта – поинтересуется, осталась ли в доме клубника. Такая привычка матери вынуждала Ферду неоднократно курсировать между кухней и комнатой.
Пока Несибе Ханым погружалась в сон, Ферде удавалось выкроить минутку-другую на телефонный звонок подругам, чтобы пожаловаться им на свою долю.

*****
блюдо для успокоения

Лилия мечтала как можно скорее добраться домой и первым делом избавиться от ощущения тяжести в животе, появившегося после отвратительного сэндвича, которым она рискнула подкрепиться в больнице. С раннего детства, когда ее охватывала подобная тоска и жизнь казалась лишенной малейшего просветления, ей всегда хотелось особого супа. Этот капустный суп с добавлением мяса, картофеля и рыбного соуса назывался «нилага».

В дни болезни или когда настроение у Марка было не на высоте, Клара всегда готовила для него особое овощное рагу под названием «жардиньер де легюм». В зависимости от времени года в него входили те или иные овощи, но Марк неизменно съедал всю порцию до последнего кусочка, предъявлял пустую тарелку жене, а та, в ответ, крепко обнимала мужа, приговаривая: «Вот сейчас тебе станет хорошо, больше не о чем переживать, сейчас мои крепкие объятия и жардиньер де легюм начнут действовать!»

Стоило только Ферде осознать, что на нее напала тоска или началась дрожь в теле, она тут же готовила для себя напиток салеп по старинному домашнему рецепту, салеп непременно надо было сверху посыпать молотой корицей. Выпив чашечку такого напитка можно было ожидать, что в ближайшее время наступит успокоение. Синан всегда поражался, как его жена может пить горячий салеп даже летом, но боясь нарушить священную связь Ферды с этим напитком, никогда не подшучивал над нею по этому вопросу.

****
Ужасно представить, что было бы, если бы у Ферды был ребенок, не умевший отличить укроп от петрушки, а ведь среди молодого поколения было много таких «умников».
Ферду распирала гордость, когда Ойкю по телефону просила о каком-то рецепте.
Интерес дочки к кулинарии был предметом материнской гордости и перед семейными друзьями.
Ферда всегда им рассказывала, какая у нее умница-дочка, за какие сложные рецепты берется.
Ферде хотелось еще добавить «Она такая хозяюшка, не то что эти новомодные невестки-неумехи.
Моя дочка будет подавать своему мужу самые вкусные блюда». Останавливала Ферду от этих слов лишь мысль о том, а будет ли будущий муж ее дочки ценить такой талант своей жены? Ойкю совершенно не интересовали турецкие мужчины.
Из просмотренных фильмов Ферде было известно, что французские мужчины тоже отличались хорошим аппетитом, но они и сами по себе были отличными кулинарами, не хуже женщин. В культуре французских мужчин не было установки на то, что еду должна готовить только женщина. Если дочка выйдет замуж за француза, ее кулинарный талант никем не будет оценен. Ведь для любого иностранного жениха, такой талант избранницы, безусловно, стоял бы в конце списка предпочтений.